Некоторые отличия разных стилей вокального искусства

или

чем отличаются друг от друга академический и народный вокал, джазовый и эстрадный вокал, рок и экстремальный вокал

 

 

Однозначного ответа на каждый из этих вопросов  нет и быть не может. Поэтому все, что я здесь ниже написала, надо делить на восемь.

 

Но, в наиболее общем смысле можно сказать, что для оперного и иногда для рок вокала (особенно низким голосам) требуется мощное экспрессивное пение. А джазовым певцам и попсовикам, такой же вокал обычно неуместен. Им надо выдавать что-нибудь поумереннее, чтобы не пугать свою публику темпераментом. Певцам церковного хора надо и того меньше.

 

Академические вокалисты обязательно должны петь округленным (т.е. темным и объемным) звуком, т.к. только такое пение дает возможность справиться со всеми теми техническими трудностями, которые заложены в технически сложных произведениях академического стиля.

Остальные певцы могут петь разно, и темным и белым звуком.

Белый плоский звук еще иногда называется народной манерой пения, а иногда эстрадной.

Но, считать белый звук эстрадной манерой пения ошибочно. Если термин народная манера пения всегда предполагает пение плоским белым тембром, то эстрадная манера пения (т.е. та, которая применима в джазе, попсе и рок-вокале) тембрально может быть какой угодно, иногда почти и даже совсем уж академической.

 

Хороший академический вокалист должен уметь петь много, в широком диапазоне, разнообразный, сложный в вокальном, музыкальном и литературно-поэтическом смысле материл максимально красивым и ровным по всему диапазону голосом темного тембра. И чтобы Боже упаси, в нем не было бы каких бы то ни было сипов и хрипов, качки, тремоляции и прочих лишних призвуков. Т.е. основная концепция пения в академическом вокале – стремление к прекрасному.

Академический певец должен владеть широкой палитрой вокальной, музыкальной и артистической выразительности от самых тонких и прозрачных пастельных тонов, до самых крайних проявлений экспрессии, сравнимой с поведением психопата в момент его припадка. Но, при этом певец должен делать так, чтобы его публичная истерика все равно оставалась прекрасной.

А мощь своего прекрасного и шикарного голоса оперный академический певец должен уметь развивать такую, чтобы его пение было слышно в огромных залах  даже через звучание очень большого оркестра. Да, что б все это у него получалось без микрофонов и усилителей.

Конечно, все что касается мощи академического голоса, касается только тех академических певцов, которые имеют и обязаны иметь мощный голос, например, вердиевские и вагнеровские оперные певцы. А некоторые академические певцы, наоборот, должны иметь голос скорей слабый, чем сильный, чтобы не «торчать» в хоре или чтобы не оглушать публику, работая в маленьких помещениях.

 

Может быть, это покажется кому-нибудь странным, но я считаю, что академическим вокалистам ближе всего рок вокалисты. Разница между академическими и рок певцами заключается только в том, что рок вокалисты не стремятся почти всегда использовать наиболее красивое и чистое, т.е. без шумовых примесей, звучание тембра голоса. Они зачастую предпочитают петь как бы нарочито необработанными голосами, охрипшими, осипшими и надтреснутыми как бы от всяких жестоких переживаний, используя даже такие тембры, которые совсем уж похожи на рычание зверей или вопли сумасшедших в момент обострения их психических проблем. Т.е. основной концепцией их пения можно считать эстетику безобразного.

Рок вокалисты, хотя и несколько другими средствами, но также как академические вокалисты, могут и хотят выжимать из голоса все, на что он способен, эксплуатируя на полную катушку и тембры голоса, и его силу, и его диапазон. Но, перекрикивать рок певцы вынуждены не оркестр и зал, а усилители из собственных гитар и ударной установки, что довольно трудно сделать даже с помощью усилителей для голоса.

 

Народные певцы, попсовики и джазисты в большинстве своем по сравнению с академическими и рок певцами не поют, а попевают или слегка напевают с умеренной силой, в ограниченном диапазоне высот и тембров, близких разговорной речи и, почти всегда, в микрофон. А то, их не будет слышно.

Все те певцы, которые в большей или меньшей степени используют народную манеру пения, т.е. бело-плоский звук – это народники, фольклорники, кантри, джазисты, попсовики и некоторые рок певцы – в подавляющем большинстве случаев поют по высоте ниже, чем поют академические певцы. И вообще мало используют технически сложных видов вокальной техники. Хотя людям, не знающим нот, иногда кажется, что они во-о-от! как высоко и во-о-от! какое трудное поют. На самом деле – чаще всего – это обман слуха. Высокое и трудное они своими относительно белыми голосами петь не могут, потому что наша природа постаралась так, что ввела физиологический предел пению белым плоским (т.е. как бы разговорным) голосом в очень ограниченном диапазоне. И чем белее манера пения певца, тем труднее ему лезть наверх. Зря что ли певцы академическую манеру изобретали? Не от хорошей жизни, а для очень-очень надо, особенно в опере.

Конечно, бывает, что певцы (условно говоря) вокально легких в вокально-техническом смысле жанров тоже иногда залетают повыше и погромче, но тогда они вынужденно используют те виды вокальной техники, которые присущи академическим и рок певцам.

Включение же в их вокал приемов пения, в большей степени присущих оперному и рок вокалу, можно даже считать некоторым отступлением от их в целом умеренно экспрессивного фольклорно-джазово-попсового жанра.

 

Отдельно надо выделить еще способность джазовых певцов к музыкальной импровизации. Но, импровизация не имеет никакого отношения ни к вокальному искусству, ни к инструментальному, т.е. к исполнительскому искусству. вообще. Импровизация – это искусство композиторское, которое джазовые и некоторые фольклорные исполнители специально у себя развивают. Ну, например, известно, что раньше импровизацией сильно увлекались И.С.Бах и Ф.Лист. А они, как извествно, по общепринятой классификации прежде всего композиторы, а потом уж инструменталисты.

Собственно джаз изначально и был когда-то фольклорным пением. Это уж потом он в некоторых своих стилях стал музыкой для избранных.

А фольклорная музыка она вся примерная, вариативная и импровизационная. Спростите хоть у русских народников, хоть у кавказских или татарских. Они подтвердят. И у них есть своя импровизационная музыка для особых знатоков и ценителей тоже. И уж точно она не хуже джаза.


Принципиальное же отличие пения хороших современных певцов, поющих в разных – эстрадной и академической – манерах пения, заключается только в том, что у академистов опора голоса бывает покрепче, да объем побольше. Т.е. от этого у академистов голос бывает погромче и тембрально потемней. А в остальном сходства больше, чем различий.
Так. И эстрадники и академисты могут петь примерно в одном и том же диапазоне. И у тех и у других выровнены регистры голоса. И те и другие могут исполнять примерно равные по трудности произведения. И те и другие владеют таким многообразием оттенков тембральной выразительности голоса, которое раньше использовали только очень хорошие драматические актеры. И те и другие могут в свое пение вставлять элементы, пения, которые раньше были присущи только противоположной манере пения. Т.е. академисты вставляют в свое пение эстрадные приемы, а эстрадники – академические.


Что такое экстремальный вокал, в том смысле, в котором это словосочетание употреблено в вопросе, и вокал ли он вообще – я не знаю.

Предполагаю, что в данном случае речь может идти о том способе управления голосом, который по аналогии с танцем, цирком и спортом можно назвать вокальной акробатикой. Предполагаю, что под экстремальным вокалом кто-то может подразумевать тот способ управления голосом, при котором, если так можно выразиться, голосовой акробат, издает голосом бессмысленный набор разных звуков в основном из категорий различных воплей, к пению, т.е. к вокалу, не имеющих никакого отношения.

 

См. дополнительно по теме " О голосе" список статей в левом меню