Как надо и как не надо учиться петь

 

Ходильный аппарат задумчивой сороконожки – это совершеннейший примитив по сравнению с нашим голосовым аппаратом

Трудно себе представить, что какое-нибудь тело какого-нибудь человека работает безупречно, настолько это сложный механизм. (Если наше тело – которое  мы сейчас чаще зовем организмом – можно уподобить механизму.)  А теперь представьте себе, как трудно наладить более-менее сносную работу вообще всего человеческого тела или хотя бы его более-менее простых органов. Что уж тут говорить о том, как трудно наладить более-менее сносную работу такого тонкого и такого сложного инструмента, как гортань.
Под более-менее сносной работой гортани я понимаю такую ее работу, которая позволяет человеку иметь возможность использовать природные свойства голоса (по диапазону, силе, тембру, выразительности и выносливости) хотя бы не ниже средних его собственных потенциальных способностей.
Многочисленные мышцы и связки голосового аппарата при пении вступают друг с другом в бесчисленное количество иногда и на вид и на слух едва или вовсе не различимых взаимоположений и взаимоотношений. И каждое из этих взаимоположений и взаимоотношений практически не поддается той области нашего разума, которое называется сознанием, а слушается преимущественно только того самого непознанного, что мы обычно называем подсознанием.
Это очень жаль. Но, не может человек указать, например,

  • черпаловидным хрящам гортани, как именно и когда именно и с помощью какой именно мышцы им надо поворачиваться внутрь или наружу,
  • в то время, когда подъязычная кость, перстневидный хрящ, щитовидный хрящ и надгортанник, опускаются, наклоняются и сжимаются (или наоборот) каждый в своем направлении и степени
  • да еще с учетом того, каким образом растягиваются и сокращаются мышцы глотки, трахеи и бронхов,
  • когда диафрагма – которая вообще во-о-он, где находится – выгибается во-от-т-таким куполом под воздействием усилий брюшного пресса.

Своим сознанием управлять работой гортани напрямую мы не можем по многим причинам. И потому, что ТАМ все связи чрезвычайно сложны, и потому что мы совсем не можем ВСЁ ЭТО увидеть и проконтролировать всевозможные положения и их изменения. Но, даже если бы мы смогли все горло и прочее нутро видеть в момент пения во всевозможных проекциях, то все равно в лучшем случае сумели бы заметить только самые крупные и самые медленные движения. Ведь большинство процессов, протекающих в горле и связанных с работой горла, – это микро-процессы. И протекают они с такими скоростями, управлять которыми сознательно человек в принципе не может. Это вам не руками и ногами шевелить.
Кстати, замечено, что чем лучше человек поет, тем меньше на нем в это время заметно всяких технического свойства телодвижений.
И это все еще без учета того, что во время пения делает наша душа сама по себе и как нам ею управлять, если ее к тому же вроде бы как и нет совсем.


Если ты сапожник – не лезь в глаз

К сожалению, влиять на тончайшую и точнейшую работу гортани можно только при помощи гораздо более грубых по устройству ее соседних органов, ну, например, мышц глотки и ротовой полости. Однако, любое слишком грубое мышечное вмешательство может принести непоправимый вред голосу.
Представьте себе, что будет, если Вы, не зная, как работает компьютер, не глядя в него, начнете его чинить с помощью тупого топора и испорченной паяльной лампы. Даже, при колоссальном усердии. Даже если Вы достигнете виртуозного владения этими инструментами, скорей можно ожидать, что Вы загубите свой компьютер навсегда, чем того, что компьютер начнет работать, как полагается.
Понятно же, что уж лучше пользоваться набором отверток и паяльников и то, если их держать в исправном состоянии и хотя бы примерно знать, чего куда и как надо вертеть и паять.
 

О принципах воздействия на голосовой аппарат

Опытные вокалисты знают, как научиться петь, используя те возможности, которые предоставляет нам природа нашего тела. Ну, например, хотя мышцы губ и нижней челюсти нас слушаются лучше, чем мышцы глотки и корня языка. Вокалисты, при налаживании работы голосового аппарата, используют и те и другие и вообще все что могут. Но всегда осторожно, понемногу добиваясь того, чтобы такие довольно грубые по своей природе органы их тела как губы, щеки, язык и диафрагма, научились постепенно выполнять очень тонкие и точные движения, требующиеся для управления тончайшими и нежнейшими мышцами и связками гортани.
Работа эта творческая. Примитивных точных рецептов одинаковых на все случаи жизни опытные педагоги не дадут никогда. Но, все же, есть некоторые сведения, которые у вокалистов считаются общепринятыми. Как минимум к таковым можно отнести сведения о том, чего точно делать не надо.


См. дополнительно по теме " О голосе" список статей в левом меню